Алла Пугачева: «Пусть уж люди верят в те сказки и легенды, что слагают вокруг меня»

706
Алла Пугачева: «Пусть уж люди верят в те сказки и легенды, что слагают вокруг меня»
Алла Пугачева: «Пусть уж люди верят в те сказки и легенды, что слагают вокруг меня»

Поговорить с Примадонной — отдельная журналистская удача. Это как экзамен: удостоит ли интервью, будет ли с тобой откровенна, расскажет ли то, что потом будет обрастать слухами и домыслами… Каждая встреча помнится до малейших деталей!

«Я простая русская женщина. Противоречивая, непредсказуемая…»

Про трудный характер Пугачевой рассказывают многое. Журналисты пугают друг друга: выгоняет с интервью, если что-то не понравится — одежда, вопрос, внешность. А сам я видел, как на репетиции «Рождественских встреч» в «Олимпийском» она материла артистов и техников, не готовых к репетиции. Мурашки от страха! Но есть и противоположное мнение: Алла добрая и всегда поможет. Жена артиста Борислава Брондукова поведала, что первыми, кто прислал деньги на лечение мужа, были Пугачева и Кобзон. Борис Моисеев, помню, восхищался: «Знаешь, сколько она помогает детским домам и интернатам!» Но рассказывать об этом народная артистка СССР не любит. А на слухи давно уже плюнула.

«Не дружи со звездой»

Впервые лично пообщался с Примадонной на вечере, посвященном 90-летию Аркадия Райкина. В фойе театра «Сатирикон. — одни знаменитости. Но журналисты ждали Пугачеву, караулили у входа. А мне подсказали: «Пробирайся за кулисы. Она уже сидит в зале, прошла тайком через служебный подъезд». И я ломанулся. О чем с ней говорить, что спрашивать — не знаю. Но, главное, заполучить аудиенцию. Запутавшись в темных кулисах театра, неожиданно выскочил на сцену и… оказался перед пустым залом. Во втором ряду сидела Пугачева. Я со сцены спрыгнул и присел перед ней. Диктофон в руке трясется, во рту сухо. Вымолвил нахально: «А чего это вы тут?» Невозмутимо в ответ: «Да вот пришла к Райкину».

Итервью Алла Пугачева
Итервью Алла Пугачева

— «А вы его знали?» Пугачева улыбнулась: «Да, один раз общались. Но я считаю и этого хватит. С людьми такой величины и таланта дружить не надо. На них достаточно смотреть со стороны, любоваться и восхищаться. Это как звезды на небе… Один раз на каком-то концерте Аркадий Исаакович шепотом, почти на ухо, сказал мне хорошие слова».

— «Алла Борисовна, а какие?»

— «Хорошие. Мне неудобно повторять, но я их запомнила на всю жизнь». Двери в зал открыли, и ввалились люди. Тут и фотограф мой появился. Алла Борисовна как по команде надела темные очки и вжалась в кресло. «Нет, вы скажите, что он вам сказал?» — обнаглел я. И получил каменное: «Почему я вам должна говорить то, чего не хочу!» Ее холод обдал таким жаром, что я ретировался с позорным румянцем… Спустя семь лет оказался в коридорах радиостанции «Алла». В 2008-м дизайнеры передачи «Квартирный вопрос» делали ремонт в кабинете художественного руководителя, Аллы Борисовны. После съемок, с надеждой заполучить хоть несколько слов, подхожу к ней. И слышу: «А чего нам с тобой в коридоре-то говорить? Пойдем в переговорную комнату, там посидим, покурим и побеседуем.. Беседа получилась о разном… Зашла речь о мемуарах. «Ну не люблю я мемуары, терпеть не могу! — призналась Алла Борисовна.

Итервью Алла Пугачева
Итервью Алла Пугачева

«Подстригся, что ли?»

Позже я попал на прослушивание участников конкурса «Алла ищет таланты». Примадонна была явно не в духе. Простуженная, кутается в шарфик. Возмутилась, что организаторы поставили ей стол близко к сцене. «Уберите! Тут что — КВН?! — строго приказала.

— Представляете: выйдет молодой певец и увидит Пугачеву?! И так он волнуется, а тут вообще не споет. Я сяду в стороне, там, у колонны». После выступления одного из конкурсантов Алла Борисовна остановила действо. Указала на человека, который снимал происходящее на маленькую видеокамеру: «Для кого снимаете?»

— «Для архива вашей же радиостанции».

— «Убирай! — скомандовала она.

Это меня уже как только не снимали, и в каких ракурсах я себя не видела. А вот им, начинающим, пока не надо. Вдруг появится в Интернете!» Через пару выступлений снова тормозит отбор: «А кто это в зале?» И начала каждого сидящего спрашивать: «Ты кто? Звукорежиссер? Так иди за пульт и жди там выход своей певицы… А ты кто? Друг певца? Пойди, друг, покури вне этого помещения». И так — каждого. Я сидел еле живой, понимал: журналист я тут единственный, обязательно с позором прогонит. Дошла очередь до меня: «А, это ты! Подстригся, что ли? Тебе идет. Сиди дальше». Это я к тому, как слышал, будто бы у Пугачевой память хорошая: помнит и добро, и зло, и особенно запоминает лица. Испытано, как говорится, на себе…

comments powered by HyperComments